Вся психиатрия
Вторник, 11.08.2020, 18:52
Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 118

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Август 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » 2011 » Август » 21 » ''Каждый однажды может увидеть то, чего не видят другие''
    01:13
    ''Каждый однажды может увидеть то, чего не видят другие''

    Профессор когнитивной нейропсихиатрии André Aleman занимается исследованиями бреда и галлюцинаций. У пациентов с шизофренией, у здоровых и среди верующих.

    Как у меня с психическим здоровьем? Абсолютно нормально. У всех нас бывает грипп, случается, что ногу сломаешь, или страдаешь от высокого кровяного давления… Но с психикой? Если и случается, то, скорее всего, от перенапряжения. Это бывает у всех.

    André Aleman (род. в 1975) смеется. ''Слова ''перенапряжение'' в психиатрии не существует. Как не существует слова ''сумасшедший''. Люди, страдающие от перенапряжения, это большей частью люди с какой-то психиатрической проблемой – у них может быть депрессия или тревога. Слово ''перенапряжение'' – это слово-прикрытие, но коль люди его употребляют, пусть употребляют''. Профессор когнитивной психологии Aleman из Медицинского центра Гронингенского университета уже много лет занимается исследованиями галлюцинаций у пациентов с шизофренией и у здоровых людей. Недавно он написал книгу ''Причуды мозга. Почему мы видим, слышим и думаем о том, чего нет'' (ориг. на нидерл. Hersenspinsels. Waarom we dingen zien, horen en denken die er niet zijn, Atlas, 224 p.).

    - Мы – это кто? И Вы тоже?

    Aleman: ''Однажды, засыпая, я услышал, как будто меня позвали – это гипнагогическая галлюцинация. Они случаются у 30% людей: на границе сна и бодрствования люди видят или слышат то, чего нет на самом деле. В моем случае, это был женский голос, похожий на голос матери. Это могло быть какое-то бессознательное воспоминание''.

    - И Вы не находите в этом ничего странного?

    Aleman: ''Это мне показалось интересным, потому что я знал, что ничего в этом страшного нет. Но однажды я действительно испугался. Дело было летом. Мы переезжали в другой дом, и я был под сильным стрессом. Я вышел на улицу и вдруг услышал голоса, идущие откуда-то сверху. Подумал, что что-то не так: дочь открыла окно, и на полную громкость включила радио. Раньше она такого не делала''.

    - То есть подобных переживаний не надо бояться?

    Aleman: ''17% здоровых людей, случается, видят или слышат то, чего на самом деле нет, или же испытывают в отношении чего-то чувства более сильные, чем просто подозрения. В начале 90-х годов психиатры считали это симптомами психического заболевания. Теперь мы знаем, что психиатрическое расстройство развивается лишь у 3% населения. В то же время вероятность шизофрении у этих 17% в десять раз выше, по сравнению с людьми, у которых никогда не было подобных переживаний. Так что нельзя сказать, что это вещь уж совсем безобидная. Здесь главную роль играет стресс, и важно, насколько негативны возникающие голоса. Так, здоровый человек вряд ли скажет, что слышал голос дьявола. Среди пациентов с шизофренией таких 5-10%''.

    - Откуда появляются галлюцинации у людей здоровых?

    Aleman: ''Примерно 30% обычных восприятий приходят от нас самих, т.е. нашими восприятиями управляют уже существующие у нас знания и наши ожидания: это сеть ''сверху вниз'' (или ''от центра на периферию'') в нашем мозге, в которой ''складированы'' наши знания. 70% составляет сеть ''снизу вверх'' (или от периферии к центру) – это информация, которая напрямую поступает через чувственное восприятие.

    ''Эти сети могут рассоединиться, и именно это мы видим при шизофрении. Сеть ''сверху вниз'' хуже соединена с сетью восприятия ''снизу вверх''. Поместите такого человека в среду, в которой он ничего не видит и не слышит, и сеть, завязанная на ваши восприятия, молчит, потому что никакой информации внутрь не поступает. И тогда начинает ''говорить'' другая сеть. То есть идет поиск восприятий''.

    - И что тогда?

    Aleman: ''Почти все тогда видят или слышат то, чего на самом деле нет''.

    - Поэтому я никогда не пойду в плавающую камеру со свето- и звукоизоляцией.

    Aleman: ''Я тоже. У меня боязнь замкнутого пространства возникает даже в сканере, так что плавающие камеры не для меня. Но мой коллега на это пошел, и он видел цвета''.

    - Галлюцинации также могут быть от недостатка сна. А еще когда?

    Aleman: ''Очень силен эффект суггестии. Если сказать человеку, что он что-то услышит, то он это услышит. А уж если вы предложите какой-то шумовой фон, то среди него люди очень часто что-то различают.

    ''Знаете, был выполнен интересный эксперимент, в ходе которого здоровые испытуемые сидели перед экраном с тридцатью тысячами точек. Затем, очень медленно, в течение 10 минут, на экраны абсолютно произвольно были добавлены 50 белых и черных точек. Экспериментатор сообщил испытуемым, что они постепенно увидят определенные паттерны, и попросил сообщить, что именно они увидят. Испытуемые видели все что угодно – животных, лица людей, один даже увидел сердце, пронзенное стрелой''.

    ''Этот компонент ''сверху вниз'', который основан на предшествующих знаниях, у человека очень хорошо развит, и работает он очень быстро. Компьютеры справляются с этим значительно хуже, именно поэтому они уступают человеку в распознавании объектов и речи. Но вот в части ''снизу вверх'' – а это чистая регистрация – компьютеры сильнее человека. Только одно это уже служит доказательством того, что мы очень сильно полагаемся на информацию от нас самих. Ключевое отличие человека от других животных заключается в том, что мы всему даем определенное значение. Шизофрения – болезнь, которая отчасти связана именно с этой стороной.

    - Когда можно говорить о пересечении критической границы, то есть вступлении на территорию психической болезни?

    Aleman: ''Психиатры обычно смотрят, насколько человек справляется с задачами своего повседневного функционирования. Обычно это хорошо видно. На мой взгляд, здесь важны два момента: насколько интрузивны галлюцинации и как часто они возникают. Или же – это относится к бреду – вы больше не можете соотнести позицию других с вашим собственным представлением о реальности, и вы следуете лишь своим собственным переживаниям.

    ''В повседневной жизни люди много разговаривают друг с другом, в том числе ''ни о чем''. Но таким образом они сверяют уровни понимания и сохраняют настройку на среду. Пациенты с шизофренией нередко вообще не воспринимают социальные сигналы, и поэтому очень быстро выпадают из общества''.

    - Эмоционально они тоже менее чувствительны, по сравнению со здоровыми?

    Aleman: ''Так действительно довольно долго считали, потому что пациенты с шизофренией меньше выражают свои эмоции – как в мимике лица, так и в речи. Но исследования последних десяти лет показывают, что все ровно наоборот: они испытывают более интенсивные эмоции, чем здоровые люди''.

    - Почему тогда возникают такие трудности с их проявлением?

    Aleman: ''В выражение эмоций вовлечены одни отделы мозга, а в субъективное переживание эмоций – другие отделы. Вполне возможно, что у пациентов с шизофренией та часть, которая отвечает за выражение эмоций и их распознавание, не работает. На изображениях магнитно-резонансного сканирования мозга пациентов, мы видим, что у них миндалевидное тело в среднем меньше на 6%, а эта часть мозга играет важную роль в регулировании эмоций. Это доказано посмертными исследованиями.

    ''Помимо этого, предположительно, при шизофрении важная роль принадлежит алекситимии. Буквально это означает ''без слов для чувств''. Это личностная черта, которая встречается у 10% населения. Таким людям не только трудно говорить о своих эмоциях, им трудно их идентифицировать: они как следует не знают, что они чувствуют. Эта особенность чаще встречается у мужчин, чем у женщин. У упомянутых 10% намного выше риск развития депрессии, шизофрении, тревожных расстройств и соматизаций – телесных жалоб, для которых нет медицинского объяснения, например, хронической усталости или фибромиалгии (необъяснимые мышечные боли)''.

    - Как пациенты с шизофренией живут со своим расстройством?

    Aleman: ''У них, помимо бреда и галлюцинаций, часто можно увидеть когнитивные расстройства, например, проблемы с вниманием, памятью, концентрацией. Около 15% из них функционируют настолько плохо, что попадают в больницу – они делают очень мало в течение дня. Есть и пациенты, которые довольно неплохо функционируют и работают пару дней в неделю, скажем, почтальоном, с соответствующим социальным сопровождением. И одна треть пациентов выздоравливает. Раньше такое считалось невозможным, но это возможно''.

    - Вы пишите, что стигматизация остается большой проблемой. На чем основано это утверждение?

    Aleman: ''Научные исследования показывают, что стигматизация в самых разных странах не столько уменьшается, сколько усиливается, и это касается и Нидерландов. Во многих европейских странах отмечается ''поправение'' в политике, и нарастает сопротивление в отношении ''странных'' и ''чужих'' людей. Мне представляет, что этот сдвиг вправо неразрывно связан со стигматизацией''.

    - Но все-таки есть различия между мигрантами и психиатрическими пациентами?

    Aleman: ''Думаю, что в целом заметно, что ''поправение'' в мышлении не сопровождается учетом интересов ''слабых'' в обществе. Интересы немощных и слабых скорее учитывают в группах с ''левыми'' идеями.

    - В соответствии с этой стигмой, люди с шизофренией якобы агрессивны и непредсказуемы. Это тоже в какой-то степени правда?

    Aleman: ''В очень небольшой''.

    - Но Вы бы не хотели, чтобы такие люди у Вас работали?

    Aleman: ''Культура во многом определяется условностями и традициями. Люди хотят знать, что происходит и каковы последствия происходящего для них, и потому поведение других должно быть предсказуемым. Мы чувствуем себя очень некомфортно, если кто-то делает что-то ''странное''. Люди думают, что пациенты с шизофренией непредсказуемы, и это их не устраивает. Иногда, разумеется, такое случается, но на практике обычно подобных проблем не возникает.

    ''Большинство пациентов не агрессивны. Если Вы начнете думать, что пациенты с шизофренией такие же люди, как Вы и я, и только из-за их психического состояния у них несколько другие мысли, то Ваше отношение к ним может измениться''.

    - Вы пишете, что религиозная активность может спровоцировать галлюцинации. То есть, молиться тоже небезопасно?

    Aleman: ''Это в большей степени относится к шаманизму, ритуалы которого связаны с приемом галлюциногенов. В целом, люди, сообщающие о религиозных галлюцинациях, вероятнее всего, относятся к тем 10% населения, которые когда-то в жизни слышат голоса. А так как они религиозны, у них это – религиозные голоса''.

    - Вы сами человек верующий. Не является ли вера в Бога своеобразным бредом?

    Aleman: (смеется) ''Такой вопрос задавать мне некорректно, потому что если у человека бред, то он будет это отрицать изо всех сил. Психиатрическая дефиниция бреда следующая: ваши мысли не соответствуют действительности, и другие люди в вашем окружении не разделяют этот бред, и вы неспособны нормально функционировать в повседневной жизни.

    ''Вера – это не бред, потому что бóльшая часть населения мира считает, что есть некая высшая сила. В США, которые являются авангардом науки, атеистами являются всего 10% населения. Если следовать психиатрической дефиниции бреда, то в категорию бреда скорее попадает атеизм…''

    - Как Вы думаете, в конечном итоге наука и вера соединятся?

    Aleman: ''Сейчас в ходу миф из 20-го века о том, что вера и наука несоединимы. Благодаря достижениям науки, можно было бы сказать, что идея существования Бога сейчас устарела. Но наука не может ни доказать, ни отвергнуть существование Бога, потому что это находится за пределами научного метода познания. ЕГО нельзя измерить.

    Справка: Андре Алеман (André Aleman) родился в 1975 в Лейдене. Изучал психологию в Утрехтском университете, специализация: нейропсихология и биологическая психология. Диссертационное исследование посвящено галлюцинациям при шизофрении. Также занимался исследованиями эмоциональных расстройств при шизофрении. В 2006 получил приз Европейского фонда науки как молодой ученый (1,2 млн. евро) за исследование понимания собственной болезни при психозах. Алеман является автором более 130 международных научных публикаций и 3-х монографий. С 2007 является профессором кафедры когнитивной нейропсихологии Гронингенского университета.

    По материалам:

    ‘Iedereen ziet weleens dingen die er niet zijn’. – De Volkskrant, 16.02.11, p. 12-13.

    Просмотров: 180 | Добавил: rasstus | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2020